Психологическое здоровье мигрантов: результаты эмпирического исследования

Тематика: ПСИХОЛОГИЯ

Елена Блинова, доктор психологических наук, доцент, заведующая кафедры общей и социальной психологии Херсонского государственного университета.

В статье представлены результаты эмпирического исследования психологической адаптации трудовых мигрантов Украины в инокультурной среде. В качестве основных критериев психологической адаптации рассматриваются состояние физического здоровья, психологическое благополучие, удовлетворенность межличностными отношениями.

С момента прибытия на новое место жительства у всех внешних мигрантов начинается процесс вхождения, употребления, обустройства в новом для них обществе и стране, который содержит в себе организационные, правовые, политические, культурные, психологические аспекты. Проблему адаптации рассматривали Г. Балл, Ф.Березин (социальный, биологический и медицинский аспекты); Ф. Василюк (адаптация человека к кризисным событиям жизни); К.О. Абульханова-Славська, Г.Андреева, Є. Головаха, А. Налчаджян, Л. Орбан-Лембрик, Б. Парыгин, Т. Титаренко (социальная адаптация); Н.Лебедева, О. Малиновськая, А. Мулдашева, Л. Гумильов, Г.Солдатова (адаптация эмигранта к другому культурному обществу.

Отечественные и зарубежные исследователи отмечают признаки и качества адаптированности индивидуума к социальному окружению, среди которых следует отметить: получение статуса, места в социальной структуре общества; способность самостоятельно преодолевать стрессовые ситуации; установки на активное взаимодействие с социальной средой, производительность, психическое равновесие, способность наслаждаться жизнью, конструктивное решение конфликтных и напряженных ситуаций, эмоционально-насыщенные связи с людьми и т.д. Другая культура вынуждает мигрантов отказаться от предыдущего (бывшего) образа жизни, принять другие социальные нормы, правила и образцы поведения. Для мигранта в процессе адаптации изменяется все – от природы и климата до психологических отношений, а также традиций, обычаев, ритуалов, ценностей. Адаптацию можно считать успешной, если человек реализует свой личностный потенциал, возможности и способности и успешно разрешает психологические и социокультурные проблемы, поскольку процесс адаптации является активным стремлением изменить среду.

Основными показателями успешности социокультурной адаптации мигрантов Г. Солдатова предлагает такие : 1) налаживание позитивных связей с новой средой, решение ежедневных жизненных проблем (школа, семья,быт, работа); 2) участие в социальной и культурной жизни принимающего общества; 3) удовлетворительное психическое состояние и физическое здоровье; 4)адекватность в общении и в межкультурных отношениях; 5) целостность и интегрированность личности. Таким образом, кроме сугубо социальных показателей,основными, решающими являются признаки психологического благополучия, гармоничности и зрелости личности, то есть все то, что непосредственно связывается с понятием психологического благополучия, гармоничности и зрелости личности – это непосредственные составляющие психологического здоровья.

Целью статьи является исследование влияния успешности процесса адаптации в другой по этничности среде на психологическое здоровье мигрантов.

Определение здоровья во многом опирается на понятие”благополучие”. Благополучие, как и “позитивное здоровье”, предусматривает реализацию физических и духовных потенций человека. Без сохранения психологической стойкости, реализация физических и духовных потенций невозможна. Следовательно, невозможно и удовольствие от процесса самореализации, невозможно ощущение умственного и социального благополучия. Проявления здоровья личности связаны не только с нормальным функционированием организма, но и обусловлены психосоциальным благополучием, эффективной социально-психологической адаптацией, реализацией своей личности в окружающем мире.

По мнению И. Дубровиной, термин “психологическое здоровье” принадлежит к личности в целом, находится в тесной связи с высшими проявлениями человеческого духа. В гуманистической психологии, психологическое здоровье рассматривается как продукт творческой самореализации, самовыражения. А. Маслоу предложил концепцию существования у человеческого существа тенденции к движению вперед или потребности к развитию в направлении того, которое называется самоактуализацией, или психологическим здоровьем.

Среди критериев психологического здоровья приводятся такие: позитивное отношение к деятельности; наличие положительно ориентированных жизненных планов; критичность, способность правильно оценивать других; самокритичность, самоконтроль, самоанализ; способность к сочувствию, эмпатия; готовность к преодолению жизненных испытаний, умения адекватно использовать личностные психические ресурсы, позитивный вектор отношения к жизни.

По многим позициям состояние психологического здоровья определяется по тем же критериям, что и успешность психологической и социально-психологической адаптации. Социокультурная адаптация мигрантов, рассматривается исследователями с точки зрения переживания мигрантами изменений, культурных отличий, изоляции и депривации, а потому миграция считается стрессогенным, психотравмирующим фактором.

В исследованиях, посвященных адаптации мигрантов отмечается, что в первую очередь социально-психологическая дезадаптированность личности выражается в неспособности удовлетворения собственных потребностей и стремлений. С другой стороны, личность, которая имеет нарушение адаптации или полную дезадаптированность, не в состоянии удовлетворительно идти навстречу тем требованиям и ожиданиям, которые выдвигают к ней социальная среда и собственная социальная роль, ее ведущая в определенной среде профессиональная или другая деятельность. Одним из признаков социально-психологической дезадаптированности личности является переживание ею длительных внутренних и внешних конфликтов без нахождения психических механизмов и форм поведения, необходимых для их решения.

Уже в первые годы ХХ ст. в США была выявлена такая закономерность межгосударственной миграции: нервно-психическое здоровье мигрантов хуже, чем у стационарного населения. В то же время обследование на рабочих местах, напротив, обнаруживают лучшее нервно-психическое здоровье мигрантов в сравнении с другими работниками (“феномен здорового мигранта”). Это объясняется действием фактора селекции – мигранты только с высоким уровнем нервно-психического здоровья показывают достаточную адаптацию к новому социокультурному окружению.

Ситуация эмиграции содержит в себе ряд факторов, которые повреждают нервно-психическое функционирование индивидов. Это потеря социального статуса, бедность, другое культурное окружение, розрыв в культурной преемственности в семье между поколениями. Они порождают специфические для миграции виды нервно-психических расстройств (“невроз эмигрантов”). Установлено, что нервно-психическое здоровье мигрантов зависит от величины культурной дистанции между своей страной и страной пребывания.

Г. Солдатова по результатам собственных исследований доказывает, что для мигрантов также является характерными нехватка уверенности в себе, недоверие к окружающим и психосоматические проявления. Чувство потери контроля над ситуацией, собственной некомпетентности, неосуществления желаний выражаются у мигрантов в чувствах гнева, агрессивностии враждебности относительно представителей страны пребывания.

Канадские психологи Дж. Берри и Р. Аннис как один из видов стресса, которые чувствуют мигранты на новом месте описали так называемый “стресс акультурации” (Beery, Annis, 1974). Сначала стресс акультурации рассматривался как форма аномичной депрессии, то есть потери ценностей и норм (Jilec, 1982). Позже Дж.Вестермайер представил стресс акультурации как отдельный синдром, который содержит в себе депрессивные, параноидальные тревожные симптомы. Он считал, что при таких расстройствах малоэффективными являются как фармакологические, так и социальные или психологические вмешательства (Westermeyer, 1989). Клинические наблюдения подтверждают результаты изучения ностальгии – тоски за родиной. Это понятие ввёл швейцарский врач І. Хофер, психиатры начали изучать это явление еще в XVII ст. На грани XIX и XX ст.результаты исследований ностальгии обобщил немецкий психиатр и философ Карл Ясперс.

Как проявление стресса акультурации большинство исследователей и практических психологов называют социальную дезинтеграцию и личностный кризис. Привычный социальный порядок и культурные нормы потеряны, человек может легко растеряться в измененной ситуации. На групповом уровне источником тревожности является то, что в новых условиях не работают бывшие схемы властных отношений, общественного порядка и экономические стратегии, а на индивидуальном уровне могут возникнуть враждебность, неуверенность, идентификационное спутывание и депрессия.

Для проведения исследования была разработана анкета, которая заключала в себе, в частности, блок вопросов относительно эффективности психологической адаптации.

Всего в исследовании взяли участие 87 лиц, выборку представляли лица, которые имели личный опыт трудоустройства за рубежом. В целом было опрошено 45 мужчины (51,7% опрошенных) и 43 женщины (48,3%). Возраст больше половины опрошенных (55,2%) относился к категории “30 – 45 лет” – наиболее экономически активной группы населения, 5 исследуемых, что представляли 18,4% были в категории 18-29 лет и еще 22,9% в категории 46-55 годы. Принимая во внимание специфику занятости украинцев (особенно женщин предпенсионного и пенсионного возраста) в отдельных странах, приняты во внимание и трудовые мигранты,старшие 55 лет (3,5%). Больше половины опрошенных состовляли женщины (замужние) – 58,6%; имели детей – 62,1%.

Основными показателями психологического здоровья (психологического благополучия) мигрантов мы выделили такие: способность преодолевать стрессовые ситуации, отсутствие депрессии (нормальное эмоциональное состояние и настроение), осознания наличия целей, путей их достижения, перспектив, возможностей профессионального и личностного роста. Мы пытались выяснить такие моменты: какие ситуации взаимодействия для мигранта являются наиболее сложными, в каких ситуациях он остро чувствует, что он является”иностранцем”; чего мигранту за рубежом не хватает особенно – родных, друзей, украинской кухни и томуподобное; что удивляет мигранта в их обычаях, традициях, правилах; когда, в каких ситуациях он чувствует тревогу в результате осознания культурных отличий; возможность возникновения негативных чувств, например, неуверенности в себе, чувства потери контроля над ситуацией, собственной некомпетентности, неосуществления желаний, чувств гнева, враждебности, агрессивности, недоверия к представителям страны пребывания.

Были получены результаты, которые говорят о том, что уровень адаптации как “достаточный” на основе этих показателей показывает только около четверти опрошенных мигрантов, – 22,9% определили свое обычное настроение как “очень доброе” да еще 29,9% считают себя способными преодолевать разные сложные ситуации в жизни и чувствуют себя при этом нормально. Половина опрошенных сознается, что в жизни бывают проблемные, сложные ситуации, в которых человек чувствует себя не очень хорошо, но осознает, что надо продолжать работать, то есть психологическое состояние мигранта является нестабильным. Для пятой части опрошенных мигрантов (18,4%) характерным является дезадаптированность, что оказывается в возможности возникновения негативных чувств, например, тревоги, чувства неполноценности, неуверенности в себе, чувство потери контроля над ситуацией, собственной некомпетентности, неосуществление желаний, депрессивности, чувств враждебности, недоверия к представителям страны пребывания : “Негативные чувства и эмоции, связанные с адаптацией к новой среде”, «Чувства отверженности, одиночества», «Часто эмигрант, который возвращается из-за границы, является психологически травмированным», «…у человека некий перелом, перестраивание своей личности, депресия, тоска, чувство (постоянное) себя не в своей тарелке, возможно, чувство, что проживаешь не ту жизнь, ощущение своей неспособности что-либо изменить».

Негативные эмоциональные чувства возникают у мигранта в результате осознания культурных отличий и связанного с этим понимание трудностей в приспособлении. Для мигранта все кажется “чужим”, кроме того, может возникать чувство неполноценности как результат сравнения уровня жизни в Украине и уровня жизни населения в стране-трудоустройства. Наибольшее количество мигрантов среди трудностей общения и взаимодействия в стране пребывания отмечает вариант “не всегда уверенно знаю, как надо вести” себя (41,4%), треть мигрантов осознает культурные, этнические, социальные, в быту и другие отличия, это вызывает волнение и даже раздражение (28,7%). Каждый пятый опрошенный акцинтирует вниманиет на проблемах, связанных с недостаточным знанием языка (18,4%), что в целом является риском для мигранта для “попадания в неудобную ситуацию”(24,1%).

Как оказывается, трудовые мигранты Украины в результате сравнения уровня жизни населения в стране пребывания и уровня жизни граждан своей страны, доходят безутешных выводов о существенном отставании Украины от европейских стран по многим параметрам, что и приводит к формированию “комплекса меншей стоимости” и желанию скорее ассимилироваться в стране трудоустройства, чем интегрироваться в другом социуме (на более паритетных принципах). Наибольшим количеством респондентов избраны два варианта ответов : “они действительно умеют лучше работать, но украинцы более теплы, более эмоциональны, более веселы” – 63,2%; ” в гостях хорошо, а дома – лучше” -59,8%, то есть для сохранения позитивной самооценки своей группы, позитивной этнической идентичности украинцы избирают стратегию социального творчества, то есть изменяют критерии сравнения группы “Мы” и группы “Они”. Украинские работники вынуждены признать, что рациональные компоненты – умение организовать процесс труда, дисциплинированность и порядок, современные технологии, уровень развитию экономики, в целом уровень жизни большей части населения – лучше за рубежом. Но эмоциональные компоненты, например, тепло человеческих отношений, дружественные взаимоотношения, бескорыстная помощь друг другу, понимание и поддержка другого человека и томуподобное, есть намного развитее у украинцев, а именно они и ценятся больше всего. Еще около половины респондентов (41,4%) выбрали ответ “почему Украина развивается слишком медленно, неужели же мы такие бестолковы”, что в целом свидетельствует о надежде, что экономические трудности Украины являются временными, преходящими, их можно преодолеть, только для этого надо определенное время, то есть это может быть также признано стратегией сохранения позитивной самооценки. Каждый пятый респондент считает, что “нам к ним еще развиваться и развиваться” (22,9%) но и «на нашей улице будет праздник» (11,5%).

Оценивание мигрантами своих профессиональных перспектив за рубежом выявило такие факты: большинство украинцев за рубежом только зарабатывают деньги (58,7%), они очень скептически относятся к понятиям, связанным с профессиональной самореализацией, повышением социального статуса, карьерного роста, приобретения уважения в обществе и тому подобное: “Нет удовольствия от работы, работа сводится только к тому, чтобы больше дали через час”, “Большинство людей работают не по специальности, выполняют простую работу, не происходит профессионального развития и самодостаточности человека как субъекта труда”, “Потеря возможностей самоутверждения, возможностей быть принятым обществом как человек, который чего-то достиг».

Наличие социальной поддержки на разных уровнях -информационной, эмоциональной, инструментальной -способствует лучшей адаптированности мигранта в других социальных условиях, причем, как замечает, например, Л.Орбан-Лембрик, для психологического благополучия наиболее важной является эмоциональная поддержка. То есть в этом блоке вопросов нас интересовало наличие официальных источников информации и реальной помощи в поведении, с одной стороны, а с другой стороны, удовлетворенность взаимоотношениями на неформальном уровне – с друзьями, соседями, коллегами.

Четвертая часть опрошенных мигрантов полностью довольна отношениями с людьми, с которыми вместе они работают (“с коллегами” – условно, поскольку если работник присматривает больного человека или человека преклонных лет, то кого считать коллегами?), больше половины мигрантов (55,2%) довольна средней мерой, респонденты отмечают, что бывают разные ситуации во взаимоотношениях, в том числе, “не всегда приятные”; еще 18,4% опрошенных мигрантов не удовлетворяет то, как относятся к ним на работе – “очень чувствую, что я “не свой”, “иностранец”, можно допустить, что именно эта категория мигрантов наихудшее адаптируется в стране трудоустройства. Почти такие же пропорции распределения ответов мигрантов по вопросу: “есть ли у Вас друзья или добрые знакомые среди местных жителей”?- каждый десятый респондент (11,5%) отмечает, что “друзей нет”, больше половины исследуемых отмечает наличие друзей только среди своих украинцев (58,6%) и почти третья часть выборки имеет друзей и добрых знакомых среди местных жителей (29,9%), что предоставляет основания считать, что они в большей степени могут рассчитывать на информационную, эмоциональную и инструментальную поддержку, которая будет способствовать адаптации в стране пребывания.

На основе результатов опроса трудовых мигрантов можно прийти к таким выводам:

Последствия трудовой миграции для Украины в целом работники по большей части оценивают как “плохие”, замечая, что хотя благодаря труду за рубежом действительно есть возможность заработать деньги, но происходит разрушение семьи и существенная потеря профессиональной квалификации. Следует отметить наличие острого противоречия: трудовой мигрант едет заграницу ради семьи и таким способом рискует потерять эту семью через разрыв семейных связей.

Свыше пятой части украинских трудовых мигрантов отмечает плохое знание языка страны трудоустройства и достаточно незначительный уровень осведомленности относительно обычаев, традиций, норм и правил поведения в другой культуре, которая делает эту категорию мигрантов достаточно уязвимой к попаданию в сложные жизненные ситуации.

Большинство украинских трудовых мигрантов за рубежом снижают свой социальный статус, выполняют низкоквалифицированную непрестижную работу, которая оплачивается ниже, чем аналогичная работа, если её выполняет представитель титульного населения страны пребывания. Значительная часть трудовых мигрантов такую ситуацию расценивает как своеобразную “норму”, принимает как должное, как что-то неминуемое. Противоречивые оценки мигрантов относительно удовлетворенности трудом за рубежом позволяют прийти к заключению о вынужденности принятия решения относительно трудоустройства за пределами своей страны, предопределенности блокированием базовых потребностей.

Для психологического благополучия трудового мигранта в стране трудоустройства важной является социальная поддержка – информационная, эмоциональная, инструментальная, среди этих видов для сохранения психологического здоровья наиболее важными являются неформальные контакты с родственниками, друзьями, близкими знакомыми, то есть эмоциональная поддержка.

Копирайтинг статьи Елены Блиновой с сайта http://social-science.com.ua/article/1072

Заполнить резюме Присоединить резюме